Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 344
Четверг, 11 Июнь 2020 05:04

Экологическая катастрофа в Норильске ликвидируется ни шатко, ни валко

Что сделали власти за сутки после совещания у Путина — и почему ликвидировать последствия очень сложно.
29 мая на территории ТЭЦ-3 Норильско-Таймырской энергетической компании (АО НТЭК) произошла авария: из-за разгерметизации резервуара в реки и почву попало больше 20 тысяч тонн дизельного топлива. На месте аварии «превышение ПДК в десятки тысяч раз», а нефтепродуктами заполнены почти все притоки рек, сообщила глава Росприроднадзора Светлана Радионова через пять дней, 3 июня, — на совещании у президента Владимира Путина. Тем же вечером в Красноярском крае ввели режим чрезвычайной ситуации федерального уровня. Сейчас спасатели откачивают топливо из реки Амбарной, а следователи выясняют, по чьей вине информация об аварии дошла до Москвы так поздно.

На месте разлива топлива работают спасатели. Но полностью ликвидировать аварию вряд ли удастся

Об этом сообщает Компромат

Утром 4 июня на место аварии приехал губернатор Красноярского края Александр Усс, а вместе с ним — глава МЧС России Евгений Зиничев, руководитель Росприроднадзора Светлана Родионова и замгенпрокурора Николай Шишкин. Вместе они должны были понять, как ликвидировать последствия утечки топлива. «Мы сегодня найдём решение и обязательно его выполним», — заявил Зиничев в начале совещания.

По данным Росприроднадзора, из разлившейся 21 тысячи тонн нефтепродуктов шесть тысяч тонн попало в грунт, ещё 15 тысяч тонн — в воду: реку Амбарную и её приток реку Далдыкан. Обе впадают в крупное озеро Пясино, из которой вытекает река Пясина, впадающая в Карское море.

С 1 июня — хотя авария произошла 29 мая — на месте работают 100 спасателей морской спасательной службы; днём 4 июня в Норильск вылетел аварийно-спасательный отряд «Газпром нефти».

Накануне, 3 июня, Владимир Путин отчитал руководство Красноярского края за медленную реакцию на чрезвычайную ситуацию с разливом дизельного топлива на ТЭЦ в Норильске. Губернатор Усс на этом совещании говорил, что за 14 дней ликвидировать последствия «проблематично», а главная проблема — в утилизации нефтепродуктов после того, как их откачают помпами из реки. «Это порядка 20 километров бездорожья… Сама река является несудоходной… Поэтому единственный вариант, который предлагается, — сжигание в соответствующих емкостях… Опыта такого у нас нет, и поэтому прогнозировать, что это произойдет успешно и в рамках 14 дней, я, к сожалению, не могу», — сказал он.

Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин тоже признал, что «ситуация очень тяжелая» и что не представляет себе, «как сжигать сейчас в Арктической зоне Российской Федерации такое количество топлива». «Честно говоря, у меня сомнения <…> в самой ликвидации», — сказал он.

Боновые (плавучие) заграждения установили в реке Амбарная, они позволили локализовать дизельное пятно. Но, по данным «Коммерсанта», в ночь на 3 июня заграждение было прорвано ледоходом, и основная масса дизельного топлива ушла дном под заградительными бонами на реке Амбарной — и сейчас уже находится в озере Пясино. Это сказал «Коммерсанту» глава пресс-службы Росрыболовства.

Однако на следующий день после совещания, уже в Норильске, глава Росприроднадзора Родионова категорически настаивала, что топливо в Пясино не попало: «Проделанная спасателями работа исключает последующее проникновение нефтепродуктов из Амбарной в озеро Пясино, а следовательно, и в Карское море».

Руководитель программы WWF по экологической ответственности бизнеса Алексей Книжников также сказал «Медузе», что спасатели, на его взгляд, действуют правильно, собирая бонами нефтяное пятно и направляя его к берегу. А ледохода, который мог бы прорвать заграждения, на реке нет, отметил Книжников (на снимках с места льда тоже не видно).

4 июня на место прибыли ещё 100 сотрудников МЧС, ведётся доставка временных резервуаров на 16 тысяч тонн, сообщила «Медузе» пресс-служба «Норникеля» — этой компании принадлежит АО НТЭК, на объекте которого случилась авария.

Пока с поверхности реки Амбарная спасатели собрали всего 137 тонн дизельного топлива при оцениваемом объёме утечки в 15 тысяч тонн. Кроме того, собрано почти полторы тысячи кубометров загрязненного грунта и откачано ещё 201 тонна дизельного топлива, сообщает пресс-служба. На реке Амбарной выставлено семь линий боновых заграждений.​

Побывавший на месте аварии исполнительный директор экологической платформы «Российские зеленые» Сергей Шахматов рассказал «Медузе», что загрязнение заметно и на поверхности реки Далдыкан, и на реке Амбарной. Но поскольку Далдыкан впадает в Амбарную, то «по технологии работы ведутся в конечной точке, потому что все загрязнение в итоге окажется в Амбарной», пояснил он «Медузе».

О сжигании собранного топлива пока речи нет: планируется, что оно будет вывезено: если позволят условия хранения — после заморозков, если нет — по временным дорогам, сообщил «Медузе» представитель «Норникеля». Берега будут обрабатывать сорбентом.

«Больше половины загрязнений в воде пока никому собрать не удавалось, — говорит Книжников из WWF. — Остальное останется в воде, испарится, останутся замазученные берега, с них уже можно будет спокойно удалять остатки солярки».

По его мнению, ущерб водно-биологическим ресурсам в любом случае будет серьёзным. «В отличие от сырой нефти, у топлива есть нехорошие канцерогенные компоненты — например, бензол — которые губительны для живых организмов, они получат большую дозу яда. Предстоит понять, какая масса топлива растворится, и исходя из неё считать ущерб. Штрафы должны основываться в том числе на этом».

Замминистра природных ресурсов и экологии Елена Панова заявила, что на восстановление окружающей среды в районе Норильска уйдет не меньше 10 лет: «Собирать некуда, дорог нет, резервуаров нет. Сжигать нельзя».

Губернатор Красноярского края говорит, что узнал о катастрофе из соцсетей. Компания настаивает, что сообщила о ЧС в считанные минуты

На совещании Владимира Путина удивило прежде всего расхождение официальных данных от властей края, МЧС и компании НТЭК, признался его пресс-секретарь Дмитрий Песков.

Чиновники посвятили много времени тому, чтобы выяснить, было ли оповещение о происшествии своевременным. Глава МЧС Евгений Зиничев, докладывая Путину о ситуации в Норильске, заявил, что его ведомство получило информацию о ЧС только 31 мая — спустя два дня после происшествия, а губернатор Усс, по его словам, узнал о происходящем из соцсетей — при том, что изначально спасательная служба комбината утверждала, что экологического ущерба на прилегающей территории нет.

«И только после появления тревожащей информации в социальных сетях, настойчивых вопросов соответствующим должностным лицам утром в воскресенье [31 мая] была выяснена реальная картина происшествия», — сказал Усс.

Однако в Норильско-Таймырской энергетической компании в ответ заявили, что направили в правоохранительные органы копии официальных сообщений об инциденте, произошедшем 29 мая. Предприятие настаивает, что МЧС получила сведения о ситуации в считанные минуты.

По словам собеседника «Медузы», близкого к руководству МЧС, информация о чрезвычайной ситуации или угрозе ЧС, направленная в Единую дежурную диспетчерскую службу (в ведении муниципальных и региональных властей), автоматически передается в региональный Центр управления кризисными ситуациями территориальных органов МЧС. «Судя по тому, что сообщение о происшествии есть даже на официальном сайте регионального МЧС, так и произошло — а значит, на федеральном уровне, в министерстве о ситуации знали самое позднее утром из сводки по регионам», — говорит собеседник «Медузы». По данным телеканала РЕН-ТВ, сообщение о разгерметизации топливного резервуара «с чётким указанием объёма в 30 тысяч кубометров» действительно уже утром 30 мая значилось «во внутренних документах ведомства».

«Уже из Единой дежурной диспетчерской службы и Центра управления кризисными ситуациями информация о таком ЧС обязательно доводится до КЧС Красноярского края, в которую входят губернатор и руководитель территориального управления МЧС», — пояснил собеседник «Медузы».

По словам Пескова, Путин обратил внимание на расхождение данных о моменте извещения властей о случившемся в Норильске, представленных ему чиновниками и менеджментом компании. Поэтому правоохранительным органам дано «указание выяснить истину» и «были ли соблюдены все нормативы по экстренному информированию властей, служб, связанных с ЧС», пояснил Песков.

В тот же день Следственный комитет «в связи с несвоевременным информированием о чрезвычайной ситуации» возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 293 Уголовного кодекса (халатность). Следователи проводят выемки документов, «носителей информации с записями телефонных переговоров сотрудников, ответственных за оперативное информирование, и журналов фиксирования переговоров по факту чрезвычайного происшествия».

Ущерб составляет от семи до 100 миллиардов рублей, возбуждено три уголовных дела

Норильско-Таймырская энергетическая компания принадлежит ПАО ГМК «Норильский никель» миллиардера Владимира Потанина. Её выручка в 2019 году составила почти 14 миллиардов долларов, чистая прибыль — шесть миллиардов долларов. Утром в четверг, 4 июня, акции «Норильского никеля» стали лидером падения на торгах Московской биржи. На новостях о деталях крупного разлива дизельного топлива на принадлежащей «Норникелю» ТЭЦ-3 акции компании к 13:05 мск подешевели почти на 7,5%.

Сумма причиненного ущерба и причины аварии будут установлены по результатам уже назначенных судебных экспертиз — «строительно-технической, экологической и ряда других», — говорится в заявлении Следственного комитета.

В «Норникеле» аварийную ситуацию объясняют растеплением мерзлоты — и последовавшим за ним проседанием опор. В компании обещают заняться дополнительным исследованием грунтов. По данным «Ведомостей», на ТЭЦ не было системы мониторинга трещин — хотя компания вела переговоры о покупке оборудования, отслеживающего появление трещин в резервуарах; то есть катастрофы можно было избежать.

Руководитель Росприроднадзора Светлана Радионова накануне оценила ущерб от аварии в «не один десяток, возможно, сотни миллиардов рублей», бывший замруководителя ведомства Олег Митволь — в 100 миллиардов рублей. Оценка Greenpeace только по водным объектам — минимум шесть-семь миллиардов рублей.

«Норникель» может потратить на ликвидацию около миллиарда рублей и заплатить штраф в несколько десятков миллионов рублей, цитирует РБК руководителя группы оценки рисков устойчивого развития агентства АКРА Максима Худалова.

Помимо дела о халатности были заведены ещё два — по ст. 254 Уголовного кодекса (порча земли) и ст. 246 (нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ). Все три дела объединены в одно производство и переданы в центральный аппарат СК. Арестован пока только один человек — начальник котлотурбинного цеха ТЭЦ Вячеслав Старостин. От дачи показаний он отказался. В ближайшее время ему планируют предъявить обвинение.

По поручению Путина ситуация теперь находится «под особым контролем» Генпрокуратуры. Гендиректору ТЭЦ-3 АО НТЭК объявили предостережение «о недопустимости нарушений закона при эксплуатации других особо опасных производственных объектов», а территориальному управлению Росприроднадзора прокуратура поручила провести на предприятии внеплановую проверку. Эта проверка уже началась и займет 20 дней, сказала Светлана Родионова.

Ещё 1 июня она написала в своём инстаграме, что сотрудники Енисейского управления Росприроднадзора приехали на место аварии, но их не пустила охрана ТЭЦ. Родионова пообещала, что за этим последует административное расследование.

Собеседник «Медузы» в правительстве сообщил, что вице-премьер Виктория Абрамченко 3 июня распорядилась провести оценку технического состояния опасных производственных объектов, расположенных в Арктике, и проанализировать риск аварий.


Источник: “https://rucompromat.com/articles/ekologicheskaya_katastrofa_v_norilske_likvidiruetsya_ni_shatko_ni_valko”

Интересное